?

Log in

No account? Create an account

Если звезда шоу-бизнеса, к примеру, заплатит миллион долларов за платье из золота, мы, конечно, удивимся. Но не так сильно, как в том случае, если поклонник культовой группы Led Zeppelin потратит бешеные деньги на футболку с логотипом своих кумиров, ведь суровым рокерам не к лицу швыряться деньгами.

Однако неизвестный покупатель так не считает, поэтому приобрел винтажную футболку Led Zeppelin 1979 года за 10 тыс. долларов, которая была продана на eBay неким Кайлом Эрматингером.

Эта футболка была выпущена ограниченным тиражом - на ней необычный рисунок, который служил пропуском за кулисы во время концерта Led Zeppelin в Knebworth House в 1979 году.

К.Эрматингер приобрел раритетную футболку за 123 доллара в магазине футболок с необычными принтами. "Я поначалу подумал, что переплатил, однако когда пришел домой и нашел информацию о своей покупке в Интернете, понял, что стал обладателем самой редкой футболки Led Zeppelin", - рассказывает он. Эрматингер был поражен, когда ему удалось продать раритетную вещь за такую сумму, он до сих пор не может поверить своему счастью.

О покупателе футболки мало что известно: он родом из Австралии и является, судя по всему, горячим поклонником Led Zeppelin.

Стоит отметить, что 10 тыс. долларов - далеко не предел. За футболку Джона Леннона с логотипом любимого ресторана певца Home неизвестный коллекционер заплатил 16 тыс. 400 долларов. А за раритетную футболку (всего было выпущено 30 экземпляров) RUN D.M.C., одной из самых популярных рэп-групп 1980-х годов, не пожалели 13 тыс. долларов.

"Генрих — явление из ряда вон выходящее. Ему тридцать семь лет. Он одет в синий бухарский халат, подпоясанный белой тряпкой шарфа, в белые брюки и ковбойские сапоги. На голове у Генриха шляпа с риноцеросом. Без шляпы я его никогда не видел. Шляп, как и халатов, у Генриха множество. (Помимо халатов гардероб Генриха содержит подержанные одежды самого странного стиля. Среди прочих, у него есть, например, кожаная накидка с меховым воротником, делающая Генриха похожим на командира бельгийского артиллерийского дивизиона эпохи первой мировой войны. Летом Генрих разгуливает по Парижу в бейсбольных полосатых брюках до колен)".

Таким описывает одного из своих героев, парижского художника русского происхождения, в романе "Укрощение тигра в Париже" Эдуард Лимонов. Таким видели его прототипа, художника Вильяма Бруя, все, кто встречал его на улицах Парижа, в галереях и на великосветских приемах Нью-Йорка или на ферме в Нормандии. Сегодня Брую далеко не тридцать семь (сегодня ему 64), но выглядит он так же, если даже не более колоритно. На свой первый крупный вернисаж в покинутом сорок лет назад отечестве, в Русском музее летом 2009-го, он явился в яростно фиолетовых шляпе и пиджаке, убедительно бирюзовом шарфе и надменных черно-белых полосатых ботинках. И все это великолепие венчали выдающиеся, лихими бубликами закрученные седые усы и мощные, почти пушкинские, бакенбарды. Окажись этот художник надменным и важным — был бы довольно нелепой пародией на Дали. Но шелково-цветасто-усатый образ Вильяма Бруя есть плоть от плоти советского детства, где инаковость не столько поза, артистический жест, сколько протест.

Сам Бруй утверждает, что его мать была портнихой, и еще в детстве он был окружен красивыми женщинами и столь же прекрасными тканями для вечерних платьев, из обрезков которых шились рубашки и жилеты для него. Так оно было или нет, но странный ребенок вырос в одного из самых знаменитых ленинградских пижонов. Перед его бесшабашным обаянием не могли устоять ни подружки-ровесницы, ни гранд-дамы ленинградского авангарда. Его принимали у себя и стали его наставницами и патронессами ученица Шагала, Матюшина и Малевича Евгения Магарил, прошедшая харьковскую авангардистсую школу Вера Матюх, успевшая поучиться у Леже Герта Неменова, легендарный в искусствоведческих кругах острослов и знаток самого запрещенного из запрещаемого — французского модернизма — Антонина Изергина. Его, самоучку, взяли то ли мальчиком для растирания красок, то ли подмастерьем под крышу официальной, но достаточного вольной (благодаря малоинтересной для большой политики природе этого вида искусства) институции — Экспериментальной графической мастерской ЛОСХа. Там Вильям Бруй стал профессиональным печатником, освоил сложнейшие графические техники, под этой вывеской начал изредка публиковаться и выставляться.

В 24 года он уехал в Израиль. Уехал к деду — истовому хасиду, у которого, в строго религиозном поселении, он прожил недолго, сбежал в Париж, а потом и в Нью-Йорк. Однако иудаизм и вообще израильский опыт (в первую очередь, Иерусалим) останутся важным мотивом в его творчестве. Довольно быстро Вильям Бруй нашел себя в строгой абстракции, строгой настолько, что минималистская геометрия форм стала напоминать томительное бубнение чтеца священных книг — где ритм и монотонность укрывают смысл текста от непосвященных густой вуалью. Его ранняя графика или написанные уже в эмиграции огромные полотна куда менее зрелищны, чем он сам. Но вместе они олицетворяют формулу успеха, а личное обаяние Бруя и страсть, с которой он создает и объясняет свое искусство, мало кого оставляют равнодушным.

Не это ли пленило человека, который мог возвести и возводил на пьедестал многих центральных персонажей культуры ХХ века,— легендарного арт-директора американского Vogue Алекса Либермана? Под опекой Либермана Бруй сделал чрезвычайно удачную для русского эмигранта карьеру. Конечно, до славы другого протеже семьи Либерман—Яковлева, чью нобелевку завистливый Эдичка долгие годы приписывал почти исключительно влиянию покровителей, Брую далеко. Но, с другой стороны, никто из уехавших примерно в то же время из СССР художников так быстро и так легко на нью-йоркский небосклон не взлетел. Ни гротескно-мачистский Шемякин, ни утяжеленные политическими реминисценциями концептуалисты и соц-артисты не показались "своими" светскому Манхэттену. Легкий нрав, живописная жизнь и психоделические абстракции Вильяма Бруя уже сделали его героем современного искусства. Пусть весь героизм этого колоритнейшего парижско-нью-йоркского "мишугена" (веселого сумасшедшего) состоит в том, что он украсил собой артистическую жизнь приютивших его городов.

унесет обратно в море, и посоветовали местным жителям не терять время и сходить на пляж взглянуть на ушастых аурелий.В 2004 году выброшенными на берег оказались тысячи велелл, медуз,Ушастые аурелии, относящиеся к отряду дискомедуз, населяют прибрежные воды умеренных и тропических поясов.

Ученые провели исследование вреда, который тот или иной вид наркотиков наносит тому, кто его употребляет, и его окружению, пишет Guardian. По их мнению, алкоголизм гораздо более опасен для общества, нежели массовое распространение героина и синтетических наркотиков.

Во время исследования ученые создали новую шкалу для измерения вреда наркотиков. Они включили в свою систему оценки девять видов ущерба, который может нанести то или иное наркотическое вещество отдельному человеку (от смерти до повреждения функций мозга) и семь видов вреда, который наркотики наносят обществу. Максимальный показатель вреда по обеим шкалам оценивался в 100 баллов.

Самым опасным наркотиком был признан алкоголь (76 баллов из 100). Ниже по шкале разместились метамфитамин (33 балла), кокаин (27 баллов) и табак (26 баллов).

«Наше исследование показывает, что современное законодательство не учитывает реальный вред, который те или иные виды наркотиков», — отмечают британские ученые.

Года полтора назад мне позвонил давний знакомый – клавишник «Звуков Му» Паша Хотин. Предложил встретиться и сразу начал интриговать: мол, есть сюрприз. Не пожалеешь. Любопытство взяло вверх и уже на следующий вечер мы пили чай у меня в офисе. Хотин пришел в компании с невысоким худощавым мужчиной, лицо которого казалось мне знакомым. И хотя ленинский прищур выдавал в нем несомненного гения, идентифицировать его я не мог ни за какие деньги. На всякий случай сделал паузу и решил не материться.

Хотин крепился недолго. Сняв с шеи черный шарф, он забросил длинные ноги – короче, не помню, куда он их забросил, – и, развалившись в кресле, сказал: «Ну, Кушнир, ты понял… «Николай Коперник» снова начал репетиции». Важно так сказал. Значимо. Поскольку эта легендарная группа не существовала уже более пятнадцати лет. В это самое время «человек с прищуром» достает из-за пазухи черный компакт-диск и молча протягивает мне. На обложке крупными красными буквами написано: «Родина». И рядом красуется надпись: «Николай Коперник».

Мое сердце замерло, но не остановилось. До меня медленно доходит, что передо мной сидит лидер «Коперника» Юра Орлов. Тот самый, который в голодном 95-м предлагал дать мне интервью только за немыслимый эквивалент в американской валюте. Помню, что только дворянское воспитание не позволило мне послать пионера московской «новой волны» конкретно на х…й. Тем не менее кто старое помянет, тому глаз вон. Дебютную работу «Коперника» под названием «Родина» я в книгу «100 магнитоальбомов советского рока» включил, не поскупившись на теплые слова: «Пространство и время бесследно исчезли, поглощенные нечеловеческой красотой издаваемых звуков. Это была флюидная музыка из ниоткуда – «ангельские трубы и дьявольские тромбоны» по Берджесу, легионы серафимов, неслышно спешащих на трубный зов по горячему песку первомудрости. Любые оценки, эпитеты и комментарии в данном случае бессмысленны. Остается только сожалеть, что в стране так и не нашлось человека, который бы догадался выпустить эту изумительную работу на компакт-диске».
Боги, по-видимому, услышали мои мольбы. И теперь, с опозданием в двадцать лет, я держал в руках альбом, записанный «Коперником» в далеком 1986 году. Все последующие события разворачивались достаточно прогнозируемо. Мы с Орловым и Хотиным разработали план действий и ровно через месяц сделали в «Газгольдере» закрытую презентацию, знаменующую собой камбэк легендарного коллектива. В присутствии нескольких десятков журналистов и философа Дугина «Николай Коперник» провел гениальную пресс-конференцию – с закосом под совещание масонской ложи или креативный митинг «Могучей кучки» с участием Мусоргского и Бородина. Затем состоялся концерт. На сцене Орлов, Хотин и Ко играли выше всяких похвал, и их триумфальное возвращение из 80-х лицезрели, пожалуй, все мастодонты того времени – от музыкантов «Браво» и «оберманекенов» до Богдана Титомира. Тогда подумалось, что с таким оригинальным музыкальным мышлением «Коперник» мог бы выступать в Гластонбери или в рамках альтернативного фестиваля где-нибудь в Берлине.

Подумалось и забылось. По простой причине. Подавляющее большинство героев «100 магнитоальбомов» напоминали мне жителей Атлантиды. Какой-то гигантский, ушедший под воду материк. Целый слой молодежной субкультуры 80-х. Иных уж нет, а те далече. Китов на плаву осталось немного: «Аквариум», «Машина», «ДДТ», кто-то еще. Остальные представляли в моем сознании не подлежащий восстановлению археологический пласт. Это казалось неинтересным ни звукозаписывающим компаниям, ни самим музыкантам, которые тихо спивались в кабаках или ездили на гастроли эстрадных звезд второго эшелона. Получалось, что верхи не хотят, а низы не могут.

Слава богу, я ошибался. Ситуация начала меняться – правда, не сразу. Вначале мощная волна камбэков захлестнула Европу – от разовых (Led Zeppelin) и коммерческих (Spice Girls, Queen, Sex Pistols) до высокохудожественных и впечатляющих: Police, Blondie, B-52’s, Kula Shaker. Затем отголоски этой волны докатились и до нас.

События разворачивались следующим образом. Вначале из пепла, а вернее, из деревни, восстал «Вежливый отказ». При этом Рома Суслов в интервью как-то по-дурацки стыдливо оправдывался: мол, спонсоры просьбами замучили. Затем активизировались представители «электронного индастриала» – группа «Ночной проспект» и «короли городского декаданса» – «оберманекены». Практически в золотом составе собрался «Мегаполис». Участили выступления осколки «Звуков Му» – «Отзвуки Му». Другими словами, идея рок-фестиваля в духе «дискотеки 80-х» прямо-таки витала в воздухе.
И наконец-то это свершилось. За последний месяц акции подобного рода прошли в Москве дважды. Вначале под вывеской «Золотое подполье» Леша Борисов из «Ночного проспекта» собрал на ВДНХ фестиваль из 16 коллективов. Концепция была простой: в павильоне № 58 под названием «Украина» в бой идут одни старики, родом из 80-х. Блистали тот же «Коперник», «Оптимальный вариант» и герои «советского Вудстока» 1987 года – дубненская ритм-энд-блюзовая группа «Алиби». Для полноты картины не хватало разве что полумифических «Оловянных солдатиков» и культового «Отряда имени Валерия Чкалова» – тех, кто в фильме «АССА» исполняет песню «ВВС» – реквием советским военно-воздушным силам.
Отдельных теплых слов заслужил получасовой сет одной из старейших советских рок-групп «Рубиновая атака», лидер которой Владимир Рацкевич (ныне продюсер Эмина Агаларова) призвал под свои знамена дочь Чекасина Аню со скрипкой, контрабасиста и отвязного барабанщика. Играли совсем не то, что в далеком 1968-м, – навороченный прогрессив-рок с электронной начинкой. Знатоки во главе с Троицким, Волковым и Гурьевым пили недешевую водку и стонали от восторга. Весь этот праздник снимало несколько камер японского и французского телевидения. Наверное, для какой-нибудь геологической передачи. Не знаю.

Ровно через неделю аналогичное мероприятие прошло уже на открытом воздухе, на Николиной Горе. Там, где четверть века назад выступали «Аквариум», «Кино» и «Звуки Му». Идеологом фестиваля «Власть цветов», приуроченного к 40-летию событий 1968 года, выступил басист «Звуков» Саша Липницкий. Помимо блестящих сетов «Коперника», «Ночного проспекта» и «Отзвуков Му» запомнилось жесткое выступление Умки, которую не смутило отсутствие на сцене собственной ритм-секции. Две гитары и гармошка – вполне достаточно для хлесткого и одухотворенного рок-н-ролла. В скобках напомню, что свой первый альбом «Дневник Дуни Кулаковой» Умка выпустила еще в 1986 году. С тех пор в ее дискографии числится более двух десятков дисков и бутлегов.

По-своему на Николиной Горе отличился и резко помолодевший Анжей из группы «Оберманекен», сопровождавший свои монотонные блюзы саркастическими телегами про жизнь хиппи, марихуану и лето любви. Короче, приезжий русский «гонщик» из Нью-Йорка с длинной челкой а-ля Charlatans попрал все местные идеалы. Но попрал, сука, талантливо – типичная рок-н-ролльная провокация. Что называется, «улыбка с ножом в кармане». Неудивительно, что оба фестиваля закончились примерно одинаково – приездом милиции. Из автоматов, правда, никто не стрелял, но аналогии с оруэлловским 1984-м просматривались. Хотя и не в таком апокалипсическом масштабе.

В заключение хочется отметить, что большинство средств массовой информации эти события как-то вяло проигнорировали. Одни назвали их «междусобойчиками», другие жаловались на «нецентрализованность организации и отсутствие общего трансфера». Знакомая история – делать вид, что этой культуры сегодня не существует. Так легче. А теперь информация для тех, кто не безнадежен. В Питере с середины июля начинает давать клубные концерты лучшая ска-группа 1983 года «Странные игры». Похоже, жизнь продолжается…
....Александр Кушнир

....после Шварца..встреча с монстрами русского рока
В понедельник вечером в самом центре столицы, буквально в 800 метрах от Кремля, состоялась историческая встреча, которая в силах перевернуть представление общества об отношении руководства страны к андеграундной культуре. Дмитрий Медведев собрал главных представителей российской рок-сцены для дружеской беседы в уютной атмосфере джаз-клуба, принадлежащего Андрею Макаревичу. - Предложение о встрече поступило от администрации президента, - рассказал Макаревич. – А место я выбрал сам.
Солист группы «Пилот» Илья Черт. - Лет пять назад я не мог и предположить, что подобная встреча возможна!
В ходе общения Дмитрий Медведев сделал ряд важных сообщений.После официальной части, на которой обсуждались вопросы, волновавшие обе стороны, начиная с места, которое занимает рок-музыка в современном обществе, и заканчивая Химкинским лесом, артисты исполнили свои самые любимые и известные песни.
Шура из «Би-2» спел «Мой рок-н-ролл», Гребенщиков – три новые песни, Шахрин – главные хиты «Чайфа». Все остались в полном восторге от встречи, - рассказывает Макаревич. – Медведев поддержал нашу идею о создании рок-радиостанции.Ну и, как обычная рокерская посиделка, встреча с Дмитрием Анатольевичем не обошлась без пары кружек пива, которые лишили общение последнего налета формальности.Это был чудесный джем-сейшн! - бросил на прощание солист группы «Серьга» Сергей Галанин.



альбом 1973 года «Band On The Run». Планируется, что пластинка выйдет в пяти различных вариантах: обычный CD-диск, трехдисковый сборник с 9-ю бонус-треками, виниловая пластинка, цифровой формат и коллекционное издание. Коллекционный «Band On The Run» будет представлять собой четырехдисковый бокс, который будет содержать книгу с фотографиями жены Пола, Линды Маккартни, и Клайва Эрроусмита, которые никогда не публиковались. Кроме того, в это издание будет включен некий документальный трек.Выпуск переиздания запланирован на первое ноября 2010 года.

Католическая церковь объявила свой список лучших десяти альбомов современной музыки. Этот оригинальный Top Hit от Ватикана был опубликован в официальной газете Святого престола «L'Osservatore».
О том, чем руководствовались создатели этого списка кроме личных предпочтений, не сообщается. Как бы то ни было, лидером этого списка самых-самых вновь оказались легендарные The Beatles с пластинкой 1966 года «Revolver». Следом за ним идет Дэвид Кросби и его дебютный альбом 1971 года «If I could only remember my name», на этой работе «засветились» такие легенды как, Нил Янг, Грэм Нэш и Джерри Гарсия. Третье место досталось Pink Floyd и их восьмому лонгплэю «The dark side of the Moon» (1971).

В список Ватикана также попали Карлос Сантана, U2, Пол Саймон, Майкл Джексон, Fleetwood Mac Oasis и Donald Fagen.

Полностью десятка лучших альбомов по мнению представителей католической церкви выглядит так:

1. The Beatles «Revolver» (1966)
2. David Crosby «If I could only remember my name» (1971)
3. Pink Floyd «The dark side of the Moon» (1971)
4. Fleetwood Mac «Rumours» (1976)
5. Donald Fagen «Nightfly» (1982)
6. Michael Jackson «Thriller» (1982)
7. Paul Simon «Graceland» (1986)
8. U2 «Achtung Baby» (1991)
9. Oasis «(What's the story) Morning Glory» (1995)
10. Santana «Supernatural» (1999)


Легендарный британский певец Том Джонс (Tom Jones) раскрыл секрет счастливого брака. 70-летний артист, уже 53 года женатый на Линде Тренчард (Linda Trenchard), говорит, что сейчас его отношения с женой сильней, чем прежде. И утверждает, что никогда не изменял супруге.

"Люди постоянно спрашивают меня, как это нам удалось – быть вместе столько лет. Особой тайны здесь нет. Мы были детьми, когда встретились, и очень полюбили друг друга. С тех пор наши чувства неизменны. А вообще, важно, что нам до сих пор интересно вместе". Джонс также благодарен жене за то, что она не дает ему забыть, кто он: "Я как был для нее Томми Вудворд (настоящая фамилия певца – прим. авт.), так и я остался. Когда я слишком заносился, Линда всегда ставила меня на место".

Артист говорит, что воспитан в старых традициях и относится к женщинам заведомо уважительно. "Мне нравится иной раз скабрезно пошутить, но только в присутствии мужчин".

По данным исследования рекрутингового портала Superjob.ru, 73% экономически активных россиян, если бы имели возможность жить в любой стране мира, покинули бы родину. Глядя со стороны, ориентируясь по сообщениям в СМИ, отзывам знакомых и впечатлениям от туристических поездок, эти респонденты выбрали бы для проживания другие страны мира.
Наиболее популярна Австралия. Ее назвали 7% опрошенных. «Красивая, теплая, благополучная, доброжелательная и спокойная», – так отзываются об этой стране респонденты.
6% россиян, будь у них возможность выбора, уехали бы в Германию, которая, по их словам, славится «социальной защищенностью жителей».
Также популярна Италия (6% респондентов).
Соединенные Штаты Америки привлекают 5% россиян, другая англоговорящая страна – Великобритания – 4% опрошенных. По 4% голосов респондентов набрали и такие государства, как Испания, Канада и Швейцария. Жить во Франции, Финляндии или Швеции предпочли бы по 3% наших сограждан. Австрия, Новая Зеландия, Норвегия и Чехия набрали по 2% голосов опрошенных.
Другие страны назвали 16% россиян. «Газета.Ru»